Материалы г-на Микерина Г. по Международным стандартам оценки стоимости имущества с сопроводительным письмом автора

Уважаемый Юрий Анатольевич!

Согласно нашей с Вами личной договоренности (джентльменскому соглашению) посылаю Вам краткие материалы, которые дают представления о наших самых свежих исследовательских работах. Эти материалы уже предварительно обсуждались, но они еще не прошли окончательное редактирование. В полном объеме такие работы будут размещаться - по договоренности с директором ЦЭМИ РАН академиком В.Л. Макаровым - на сервере www.cemi.rssi.ru в блоке научных материалов Объединенного научно-методологического Совета по оценочной деятельности (при Отделении экономики РАН), на сайте "Теория оценки и интеллектуальной собственности".

Выполняю также Вашу просьбу и свое обещание - познакомить со своим стихотворным опусом, имеющим отношение к нашим профессиональным занятиям. Еще раз подтверждаю готовность к совместным действиям по созданию творческой атмосферы для профессиональных обсуждений - при соблюдении норм научной, деловой и, просто, человеческой этики.

Г.И.Микерин


Интеллектуальная собственность: порядок инвентаризации, стоимостной оценки, вовлечение в хозяйственный оборот
Фонд "Бюро экономического анализа", Москва, 2001

АННОТАЦИЯ

Настоящий Краткий отчет подготовлен по результатам проекта "Интеллектуальная собственность: порядок инвентаризации, стоимостной оценки, вовлечение в хозяйственный оборот", выполненного в соответствии с Техническим заданием Фонда "Бюро экономического анализа".

Представляемая работа содержит материалы прикладных научно-практических разработок, выполненных коллективом авторов в непосредственном контакте со специалистами Минимущества РФ, а также со специалистами других государственных ведомств, общественных организаций оценщиков, научных учреждений и учебных заведений.

Полный отчет по настоящему проекту содержит 335 машинописных страниц, включая приложения к основному тексту. Ссылки на основной текст и на приложения к нему содержатся в представляемом Кратком отчете с целью сообщить заинтересованным лицам информацию обо всей проделанной работе по проекту. Ознакомиться с Полным отчетом можно в Фонде "Бюро экономического анализа".

Авторский коллектив:
Макаров В.Л., Микерин Г.И. Козлова О.И., Козырев А.Н., Сквирская Е.Л., Яшина Н.Н.


(Выдержки из Краткого отчета)

2.1. Институциональная экономика - теоретическая основа современной практики стоимостной оценки

Сегодня в академическом научно-экономическом сообществе России все более глубоко укореняется общепринятая в мире система взглядов, которые формируют "главную струю" современной академической науки и которую можно назвать современной парадигмой1 в этой сфере знания. Признание общей (мировой, глобальной) современной экономической парадигмы - именно эта черта названных, а также еще целого ряда недавно появившихся научных работ, позволяет считать их наиболее адекватными современному состоянию единой развивающейся целостности - всей мировой науки, которая уже стала мощнейшей производительной силой.

Речь идет, прежде всего, о сфере "высоких технологий", которая превратилась в бурно развивающуюся "Новую экономику", хотя и противопоставляемую "традиционной экономике", но пронизывающую ее насквозь, начиная со знакового понятия постиндустриальной эпохи - интернета. С начала 2001 года стало принятым написание этого слова без кавычек и заглавной буквы. По-русски оно грамматически склоняется как, например, телефон.

Но, главное, речь идет о всеобщем восприятии в международном экономическом сообществе представлений об институциональной сущности современных экономических отношений, и об отражении этой сущности в теоретических воззрениях и в конкретной практике хозяйствования. Стоимостная оценка результатов экономических отношений (сделок, трансакций) отражает складывающиеся институциональные формы2, которые в условиях "Новой экономики" оказывают решающее воздействие на распределение (аллокацию) как традиционных, так и нетрадиционных (прежде всего, интеллектуальных) ресурсов.

Конкретным приложением современных воззрений к российским условиям являются высказывания представителей российской академической науки в упомянутых выше работах Отделения экономики РАН, в частности: "Именно процесс масштабной реаллокации ресурсов, начинающийся в результате запуска рыночных механизмов и являющийся своеобразной разновидностью "шока со стороны предложения", ведет как к появлению незагруженных мощностей, так и исходному росту цен".

Размещение ресурсов в соответствии с распределением (перераспределением) прав собственности - это и есть аллокация (реаллокация) в понимании нобелевского лауреата Рональда Коуза3, который впервые ввел эти экономические понятия4. Практикующим оценщикам, которые - как мольеровский Журден - "не знают, что говорят прозой", следует знать, что современная оценочная деятельность имеет самые современные теоретико-экономические основания, общепризнанные во всем мире.

Правда, ни "голый" монетаризм, ни вульгаризованный марксизм - не имеют к этим научным основаниям никакого отношения. Институциональная экономика имеет свою богатую научную родословную и оказывает огромное влияние (эффект) на принятие практических решений, особенно, в той сфере, которая связана с интеллектуальной деятельностью, и которая получила современное название: "экономика знаний".

Кажущаяся автономность профессиональных занятий - будь то бухгалтерский учет или оценочная деятельность - является следствием стандартизации всех профессиональных процедур, превращение их в рутинную работу, которую могут выполнять специалисты не очень высокой квалификации. Это в равной мере относится и к экономически развитым странам и к современной России, и в этом не было бы ничего плохого, если бы не было необходимости изменять общепринятые стандарты и вместе с ними все ставшие привычными процедуры, которые в совокупности представляют собой методологию экономических измерений.

Решение же методологических задач является уже сложной интеллектуальной деятельностью, требующей глубоких знаний - и не только практических, но именно современных научных знаний. Не пытаясь объять необъятное, можно обозначить лишь самые основные институциональные проблемы стоимостной оценки, после того как будет кратко охарактеризовано современное состояние оценочной деятельности.

Вообще-то, понимание теоретических и практических основ профессиональной оценки стоимости (стоимостной оценки, просто оценки - в финансово-экономических текстах - это всё одно и то же), по существу, кардинально изменилось в последнее десятилетие. Самым уникальным событием для прикладного экономического знания явилась та глобальная гармонизация правил, которая произошла в 2000 году. По этому вопросу были сделаны сообщения и доклад , соответственно, на Парламентских слушаниях по оценочной деятельности и на III-ем Конгрессе российского общества оценщиков, 4-5 декабря 2000.

Сообществу оценщиков (с широким представительством стран СНГ) было сообщено обо всех произошедших в 2000-м году важных международных: Новые международные и европейские стандарты оценки, принятые в 2000-м году (обозначаемые, соответственно, как МСО-20006 и ЕСО-2000) - по сравнению с прежними их публикациями - содержат существенные изменения, в основном, связанные со всеми изменениями и дополнениями, которые внесены в Международные стандарты финансовой отчетности7 (МСФО) и которые, в свою очередь, согласованы с Международной организацией, объединяющей Комиссии по ценным бумагам (МОКЦБ), т.е. по инвестиционной деятельности.

Все произошедшие международные события (развивавшиеся как незаурядная драма, особенно, из-за обструкционистской позиции американских организаций) позволяют считать, что к осени 2000 года завершился важный этап глобальной гармонизации, которая охватывает как широкий круг профессиональной деятельности в сфере финансового менеджмента и его правового обеспечения, так и практически все страны мира с развитой рыночной экономикой. Однако некоторые из принятых решений представляют собой временные паллиативы, а ряд стандартов принят с отложенным сроком введения или в качестве "проектов для обсуждения", в которых Россия могла бы принимать участие.

Все российские нормативные документы, при их детальном анализе, в большей или меньшей степени оказываются не соответствующими - начиная с основных экономических понятий - современным международным и европейским правилам (стандартам и пр.) по разным сферам хозяйственной деятельности. Путаница в понятиях постоянно вызывает ожесточенные споры. Дело не во множестве понятийных несуразиц, а в том, что эти понятия имеют большое практическое значение - на их основе принимаются необоснованные и неэффективные хозяйственные решения. Попытки разрешить споры административным (по сути, приказным) путем - раз за разом приводят лишь к закреплению практики принятия формальных и безответственных решений, и к плачевным экономическим результатам.

Нами решается сугубо прагматическая задача: разработка инструментария, который бы позволил приближаться к наиболее реалистичным (в этом смысле - "объективным") стоимостным оценкам любых видов имущества, а прежде всего - интеллектуальной собственности и гражданско-правового оборота прав на нее в Российской Федерации. И с этих позиций наиболее актуальным представляется формирование на современном русском языке (и инвентаризация наследия) понятийного аппарата стоимостной оценки, несомненно, являющегося предметом научно-экономического обсуждения.

В последнее время различные ведомства и регионы проявляют необычайную активность самим заниматься оценкой того, что им хочется держать "под своим контролем", независимо от уполномоченного Правительством органа - Минимущества РФ, от функционирующего второй год Межведомственного совета и от независимых профессиональных ("саморегулируемых") организаций оценщиков. Более того, ведомственные и региональные (муниципальные) чиновники хотят быть независимыми не только от независимых оценщиков, но - и это главное - от независимой стоимости.

Любые попытки властных структур быть независимыми (при оценке стоимости) от результатов работы независимых оценщиков есть проявления недобросовестного хозяйственного поведения (недобросовестной конкуренции), нарушающие не только международные нормы, но и действующий уже более двух лет российский Закон "Об оценочной деятельности в Российской Федерации" (1998г). И это нельзя назвать непониманием независимости, а только и только - сознательным ее извращением. Госструктуры вообще стремятся сами заниматься коммерческой деятельностью, бизнесом, что противоречит конституционным и международным нормам и, просто, здравому смыслу.

Серия нормативных актов (сомнительной легитимности), принятых за два последних года и массово заготовленных и "проходящих согласования" проектов, преследуют одну цель - огосударствление (этатизация) интеллектуальной собственности, что неизбежно ведет к подавлению самих источников экономической (стоимостной) эффективности. Под лозунгами "вовлечения в хозяйственный оборот", а также "инвентаризации и стоимостной оценки объектов интеллектуальной собственности" подобными извращенными методами учиняется окончательный разгром остатков научно-технического потенциала и уничтожение в зародыше Новой экономики в России.


1Очередной раз научно-экономическая позиция РАН была представлена на заседании круглого стола "Экспертиза", на котором обсуждалась тема "Современное состояние российской экономики: возможные альтернативные стратегии". С основным докладом "О стратегии развития экономики страны" выступил академик РАН А.Д.Некипелов. Этот доклад опубликован в "Независимой газете" от 06.02.2001 и в нем содержится - вместе с повторением основных положений - определенное развитие этих положений, которые были изложены в прошлогодней статье академиков Д.С.Львова и А.Д.Некипелова "Необходима новая стратегия реформ. В России возникла хозяйственная система, которая качественно отличается от нормальной рыночной экономики" ("Независимая газета" от 18.04.2000г.).

2"Трансакционные издержки состоят из издержек по оценке полезных свойств объекта обмена и издержек по обеспечению прав и принуждению к их соблюдению. Эти издержки оценки и принуждения служат источником социальных, политических и экономических институтов… Ценность акта обмена для его участников состоит в ценности различных свойств, соединяемых воедино предметом или услугой. Для того чтобы произвести оценку этих свойств, необходимо затратить ресурсы; дополнительные ресурсы требуются для того, чтобы установить и оценить права, которые передаются при обмене. Переход объекта обмена от одной стороны к другой влечет издержки, вызываемые тем, что обе стороны пытаются установить в объекте обмена свойства, представляющие для них ценность и не имеющие четкого описания из-за запретительно высоких издержек проведения однозначной оценки. (Лауреат нобелевской премии Дуглас Норт. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М., 1997. С.45, 47. - Выделение в этой и в последующих цитатах сделаны нами, - Г.М.)

3Рональд Коуз. Фирма, рынок и право. "ДЕЛО", М., 1993

4Дуглас Норт в своем фундаментальном исследовании отмечает: "Рональд Коуз (в работе "Проблема социальных издержек", I960) показал, что аллокация ресурсов, предусматриваемая неоклассической парадигмой, возможна только при отсутствии трансакционных издержек. При положительных трансакционных издержках, те структуры, которые связанны с обеспечением прав собственности, оказывают влияние на аллокацию ресурсов. Ни Коуз, ни авторы последующих исследований по трансакционным издержкам не попытались конкретно определить, что же именно делает трансакции такими дорогими. Однако для нашего исследования это центральный вопрос, и теперь я приступаю к его рассмотрению. Я начинаю с изучения издержек оценки (оставляя пока в стороне издержки обеспечения прав и считая их постоянными), а затем я буду рассматривать издержки обеспечения прав… Основной вопрос - почему трансакции сопровождаются издержками? - имеет значение и для переосмысления микроэкономической теории, и для теории институтов".

5Микерин Г.И. Методология оценки-2000 и ее глобальная гармонизация // Тезисы докладов. - III конгресс Российского общества оценщиков "Законодательное и методическое обеспечение оценочной деятельности в России и странах СНГ", - М., 5 декабря 2000.

6Микерин Г.И., Недужий М.И., Павлов Н.В., Яшина Н.Н. Международные стандарты оценки (Кн.1. Перевод, комментарии, дополнения. Кн.2. Глоссарий). - М.: ОАО "Типография Новости", 2000.

7Международные стандарты финансовой отчетности 1999: издание на русском языке. - М.: Аскери-АССА. 1999.


Второй всероссийский симпозиум "Стратегическое планирование и развитие предприятий" (Отделение экономики РАН, ЦЭМИ РАН и др.)
Доклад при открытии дискуссии на Круглом столе, 12.04.2001

Г.И. Микерин

Экономические измерения в современном понимании и ситуация в России
(Тезисы)

1. При использовании агрегированных статистических показателей для принятия экономических решений, в том числе, имеющих долгосрочный стратегический характер, следует учитывать то, что само содержание экономических измерений претерпело существенное изменение в последние годы. Международная практика, опираясь на современное экономическое знание и на результаты анализа огромных массивов информации, выработала общепринятые принципы и стандарты экономических измерений, которые в 2000 году получили глобальную гармонизацию - как среди всех экономически развитых (особо - европейских) стран, так и между различными профессиональными дисциплинами, обеспечивающими непосредственные экономические измерения, а именно: бухгалтерский учет, оценочная деятельность, инвестиционная деятельность на рынках ценных бумаг и т.д.

2. Можно выделить две важнейшие и взаимосвязанные между собой особенности современных экономических измерений по их содержанию.

Во-первых, их институциональный характер, что означает необходимость существования социальных, политических и экономических институтов, которыми обеспечиваются нормальные (общепринятые) процедуры оценки и принуждения. Эти две основные институциональные функции связаны с обеспечением прав собственности и оказывают решающее влияние на эффективную аллокацию (реаллокацию) ресурсов, т.е. на их размещение в соответствии с распределением (перераспределением) прав собственности.

Во-вторых, бурное развитие "Новой экономики" (информационной экономики; экономики знаний, высоких технологий), пронизывающей все другие отрасли, уже привело к тому, что она стала сопоставимой по объемам с "традиционной экономикой", которая отождествлялась с материальным производством. В конкретной практике это привело к гигантскому росту стоимости прав интеллектуальной собственности, а в еще более широком понимании (включая индивидуальных и коллективных носителей знаний и умений) - интеллектуального капитала. В бухгалтерском учете такие неосязаемые объекты имущества - после специальной процедуры их признания (по обеспечению ими эффективности) - получают статус нематериальных активов.

3. Объекты интеллектуальной собственности или нематериальные активы не имеют ценности в отрыве от оценки организации (компании, фирмы, бизнеса, но - не российского "предприятия", т.к. оно по ГК РФ отождествляется с недвижимостью), которой принадлежат оцениваемые права. Стоимость бизнеса и его интеллектуального капитала - в существенно большей мере, чем стоимость "производственных мощностей" или иной недвижимости, - зависит от его будущей эффективности (доходности), определяемой по тому общественному признанию, которое получают (или получат с высокой степенью финансовых гарантий) производимые продукты или услуги в нормальной экономико-правовой среде. Это означает, что состояние экономико-правовой среды предопределяет условия функционирования организации на рыночном (конкурентном) уровне: и по возможностям их экономического роста, и по стоимостной оценке интеллектуальной собственности. При негативном влиянии экономико-правовой среды любые активы (включая и бизнес в целом, и интеллектуальную собственность) "ослабляются", т.е. обесцениваются сильнее и быстрее, чем при нормальной амортизации. Это закреплено в международных стандартах финансовой отчетности.

4. По поводу современной ситуации в России точную качественную характеристику дал Президент страны, сказав о "проедании ресурсов". Но если "проедание" физического капитала и других материальных ресурсов в дореформенном периоде характеризовалось снижением эффективности (дезинтенсификацией) производства и его вынужденной подпиткой экстенсивными методами за счет считавшихся "дешевыми" ресурсов (включая рабочую силу), то после "шоковой терапии" произошло массовое уничтожение стоимости в народном хозяйстве России, более всего коснувшееся неосязаемых, умственных (интеллектуальных) ресурсов, что уже может быть названо "оглуплением" экономики. А в это время и в высоко, и в средне развитых странах мира шел взрывной процесс созидания стоимости (это все термины из современной экономической лексики) за счет развития Новой экономики (экономики знаний и высоких технологий). Это привело - в итоге - к перегреву мирового рынка, в том числе, и в отраслях традиционной экономики. Но во всем мире происходящее считается кризисом развития, и уже к концу года ожидается выход на рынок массовых сверхновых технологий с неизбежной при этом реаллокации всех ресурсов, включая интеллектуальные. Только одурманенное ксенофобией сознание может предрекать и, тем более, желать мировой экономической катастрофы, от которой неизбежно пострадает и Россия.

5. В выступлениях самого последнего времени самых популярных сейчас в России экспертов - по поводу инвестиций и утечки капитала, валютного курса и инфляции - сплошь выражения из следующего ряда: экономическая разруха из-за разрухи в головах, раздвоение сознания, экономическая шизофрения и т.п. Следует считать, что все это относится к полемике между двумя чисто экономико-аналитическими направлениями, которые оказывают (или хотят оказывать) влияние на сохранение или изменение экономико-правовой среды. Можно также считать, что основной водораздел проходит по линии: краткосрочные задачи - долгосрочные цели. Можно даже согласиться с тем, что одноразовые резкие изменения в любую сторону (усиление или ослабление рубля, повышение или снижение ставки рефинансирования, то же - с закладываемой в бюджет инфляцией, причем, как и во всех странах это решения принимаемые государством, а не рынком, на который оказывается тем самым влияние) приведут к непредвидимым последствиям и при кратко-, и при долгосрочном принятии собственно хозяйственных решений.

6. При большом разнообразии аргументов, выдвигаемых каждой из противоборствующих сторон, - по отношению к технологическому развитию наблюдается практически единство мнений. Сложившаяся ситуация и еще большее смещение в сторону обесценивания (рубля, капитала, ресурсов и продукции, а вместе с тем и оплату работников, в том числе, умственного труда), выгодное экспортерам сырьевых ресурсов и неэффективно работающим предприятиям, - представляет собой непреодолимое препятствие для интеллектуализации экономики, для стимулирования производства высокотехнологичной, конкурентоспособной продукции. Но те, кто все же является сторонником прибедненности российской экономики, кроме политических спекуляций, выдвигают такой "неубойный" аргумент: в России нет (сейчас или вообще) реальных инвестиционных проектов в сфере высоких технологий, эффективность которых могла бы обеспечить привлечение капитала. И формально они правы! - Но только в сложившейся и "застабилизированной" ненормальной экономико-правовой среде, при неверии в возможность ее нормализации.

7. Уже два года известно, что для России расчетная среднегодовая величина ППС (паритета покупательной способности, не касаясь тонкостей его различных расчетов), огрубленно, составляла до дефолта величину, несколько меньшую, чем 0,5, а через год после дефолта - менее 0,2, - и это чуть ли не наименьшая мировая величина. Это означает, что если бы российский ВВП (внутренний валовой продукт) был произведен - конечно же, условно - в одной из стран с развитой рыночно-правовой экономикой, то он мог бы получить рыночную оценку в пять раз большую по стоимости, чем будучи произведенным в России. При сравнении со среднеразвитыми странами и с ситуацией в России до дефолта стоимостная оценка могла бы быть большей "всего" в два раза. Это означает, что валютный паритет должен быть около 15 рублей за доллар, и совсем недавно Виктор Геращенко и Александр Шохин называли такой курс "реальным". Андрей Илларионов, занимающий иную тактическую позицию, считает, что курс рубля должен составлять 0,4-0,45 от "реальной стоимости доллара". Но тогда практически речь идет о той же номинальной величине.

8. Следует честно признать, что отсутствие институциональных (включая обеспечение общепринятых условий оценки рыночной стоимости), структурных и массово-технологических изменений в российской экономике привело не только к разовому скачку прибедненности в 1998 году, но заставляет прибедняться и дальше - под предлогом поддержки антиэффективного отечественного производства. А "суверенные риски" России продолжают в разы превышать всякие "нормы приличия". Любые же искусственные приемы (пиар, политтехнологии) не соблазнят вменяемого инвестора, живущего хоть в России, хоть за рубежом. Эти приемы не могут повлиять на величины, получаемые при проведении честной профессиональной оценки стоимости любого имущества, принадлежащего организациям и гражданам России, и, особенно, на стоимость бизнеса. Фиговый рекламный листок не прикроет срама истинной прибедненности и не станет привлекательным для инвесторов.

9. Для текущих операций бессмысленно пересчитывать фактические цены по любому условно-расчетному курсу. Другое дело - принятие долгосрочных хозяйственных решений на основании установленных тенденций изменения "макроэкономических" стоимостных соотношений (динамика валютного курса, темпа "закладываемой" инфляции, ставки рефинансирования капитала, а также реальной оплаты труда), находящихся между собой в сложных взаимосвязях. Только это позволит практически приближаться к объективным стоимостным оценкам бизнеса. Было бы чрезвычайно опасным провести единовременную ревальвацию рубля "в разы", но разумно закрепить государственную экономическую стратегию в этом направлении на вполне определенный срок. Только тогда стало бы возможным начать стоимостную оценку предприятий и другого имущества (включая интеллектуальную собственность) в интересах государства - там, где его органы выступают собственниками или управляющими имуществом. Тогда можно было бы надеяться на реальный интерес инвесторов: частных и корпоративных, и российских, и зарубежных. При объявленной тенденции укрепления рубля, такие ожидания были бы куда более обоснованным, чем при "впиаривании имиджа" через "политические и рекламные технологии" - в условиях существующей сегодня искусственной прибедненности. Тогда и расплата по государственным и корпоративным долгам была бы менее обременительной, конечно, если будут отрегулированы правовые отношения.

10. Речь идет не об одном, а о взаимосвязанной совокупности стратегических ориентиров государственной экономической политики выхода на нормальные соотношения между основными характеристиками экономико-правовой среды, а также меры по их институциональному обеспечению. Запретительные для заемщиков ставки процента не имеют содержательных объяснений, если таковыми не считать криминальные причины. При отсутствии эффективных инвестиционных проектов реальные ставки должны снижаться хоть до нуля (как сегодня в Японии), а номинальные ставки - не превышать темпов инфляции, которые также должны снижаться при эффективном регулировании экономики со стороны государства. Далее цепочка действий по приведению экономики в нормальное состояние позволяет количественно определить ориентирующие величины других регуляторов (минимальной оплаты труда, норм амортизации, налоговых и таможенных ставок) с учетом особенностей секторов и отраслей экономики.

11. Особую опасность представляет сейчас проведение - под лозунгом "тотальной инвентаризации" - массовых переоценок всяческих видов собственности в ненормальных общих условиях, т.е. при отсутствии оснований для получения справедливой рыночной стоимости.

Во-первых, действующая нормативно-методическая база, сблизившаяся с международными стандартами, позволяет проводить профессиональные переоценки индивидуально для отдельных предприятий - затраты на это обеспечивают истинность или приближение к истинности оценок, а "простота" коэффициентных пересчетов, воистину, "хуже воровства".

Во-вторых, свежие опубликованные данные профессиональных оценок позволяют продемонстрировать, сколь различными могут быть изменения стоимости активов (бизнеса) для разных объектов. Так, рыночная стоимость акций РАО "ЕЭС" при надлежащем управлении может составить не $4 млрд., а $14,5 млрд. (оценка "Тройка-Диалог")". Таким образом, существующая оценка для этой корпорации может быть повышена в 3,6 раза. А по данным Ивана Родионова (Управляющий директор Московского представительства AIG Brunswick Capital Management): "Сейчас существуют в России Интернет-компании, которые в прошлом году получили значительные деньги, уже готовы к тому, что, скажем, следующие раунды финансирования будут привлекаться при оценках компании в 5-6 раз ниже, чем оценки прошлого года. То есть сейчас уже сами Интернет-компании, да и их инвесторы довольно спокойно к этому относятся". Следовательно, разброс "переоценок" - двадцатикратный! И это для эффективно работающих предприятий, а не для убыточных и банкротов.

12. Оценки - соответствующие профессиональным стандартам, как международным, так и российским, - стоимости национального богатства, природных ресурсов, научно-технического (а еще шире, интеллектуального) потенциала не могут иметь каких-либо разумных экономических оснований в искривленных зеркалах аномальной экономики. Некоторые условные (нерыночные) оценки, рассчитанные в стоимостном выражении, могут, конечно, послужить приблизительными ориентирами, но они не могут быть хозяйственными регуляторами. А получаемые на практике стоимостные оценки при совершении недобросовестных сделок - либо носят теневой характер, либо по формальным признакам считаются ничтожными в правовом отношении. Что касается ориентировочных значений вклада научно-технического потенциала в экономический рост, то сегодня властными структурами он считается нулевым, если не отрицательным, т.к. он рассматривается как неэффективные затраты на науку, на подготовку специалистов высшей квалификации, на поддержание сохранившихся активов.

В 80-ые годы специально проведенные исследования - тремя независимыми друг от друга группами специалистов Академии наук -показали, что для нашей экономики вклад НТП в экономический рост составлял от 20% до 30% (по темпам). Примерно такие же данные имелись и по США, где в последующие годы эта величина возросла до 80%. И если в США не прекратится экономический рост, чего явно не ожидается (речь не идет о спекулятивном падении курсов акций на фондовых биржах), то и в США, и особенно в Европе, превалирующую роль в этом росте продолжит играть "Новая экономика", интеллектуальный капитал, умственная деятельность. Именно она, по рыночной ее оценке (а не по условным пересчетам, например, "в зарплатах Западной Европы"), будет определять лицо будущей экономики России. Специальные меры по реанимации НТП могут быть детально расписаны, но они должны иметь не скоропомощной, а стратегический характер, и, более того, должны рассматриваться как важнейший элемент всей долгосрочной экономической и, вообще, государственной стратегии.


Георгий Микерин

Высшие ценности
(Ответ самому себе)

Ах, если бы могли все осязаемые вещи
и неосязаемые проявленья
всей человеческой культуры
себя назвать своими именами,
тогда бы мера ценности их всех
предстала бы перед людьми
всеобщим человеческим понятьем
в своем исходном обнаженном виде.

Как Микелaнджело великий обнажал
великое творенье из неотесанного камня,
так обнаруживается суть понятий
из грубой неотесанности слов,
пришедших к нам от наших предков,
которые из поколенья в поколенье
передавали нам способности к познанью
исходных высших ценностей.

Сначала было Слово.
Слово Бог. И Слово Бога,
которого боялись обозначить
кощунственно неверным имяреком,
не потому, что были нечестивы
или глупы, иль просто нерадивы,
а потому, что имя - было тайной,
и остается таковым, покуда
понятия не станут отражать
природу высших ценностей,
как будто сами вещи и невещи
приоткрывают людям собственное имя.