Комментарий ValNet.ru к некоторым аспектам текущего состояния по обучению, лицензированию и практическому консалтингу в сфере оценочной деятельности Российской Федерации

В настоящее время Минимуществом России для нескольких десятков ВУЗов уже согласованы образовательные программы для обучения оценщиков. Скорее всего в ближайшее время их количество значительно возрастет, учитывая, что в России насчитывается более 1500 ВУЗов без учета их филиалов и ИПК.

В принципе в этой ситуации нет ничего нового. Нечто подобное с теми или иными отклонениями происходило ранее при обучении аудиторов, арбитражных управляющих и т.д. Тогда формировалось более 100 учебно-методических центров (УМЦ) по всей стране, которые года за три обучали и аттестовывали порой в несколько раз больше специалистов, чем требовалось реально для рынка. Затем число обучаемых резко сокращалось, не смотря на существенное снижение образовательных расценок. Более сотни учебно-методических центров оставалось лишь на бумаге, а руководство всей этой системы УМЦ начинало лоббировать схемы обучения уже аттестованных специалистов по "новому кругу", например, по другой программе с иным количеством учебных часов или на основе обязательного ежегодного повышения квалификации. В итоге сильно усохшая образовательная система опускается иногда до "канибализма", т.е. заставляет в принудительном порядке уже самих преподавателей проходить повышение квалификации в головном УМЦ.

При указанной выше схеме само обучение быстро отходит на второй план и утрачивает черты образования как такового, превращаясь просто в часть процедуры аттестации специалистов, которая, в свою очередь, является лишь одним из обязательных и высокозатратных условий лицензирования. Образование, по существу, становится лишь прикрытием для повышения стоимости лицензии и технологией легального извлечения личной выгоды для выдающего лицензию чиновника. Соответственно, главную роль здесь очень быстро начинают играть ответственные за выдачу лицензий сотрудники аппарата лицензирующего органа, а не ведущие учебный процесс преподаватели УМЦ. Более того сами лицензирующие лица в этом случае, нередко, становятся одновременно основными и самыми высокооплачиваемыми преподавателями, не обладая для этого необходимыми знаниями, опытом и даже формально, часто, не имея никаких ученых и педагогических званий и степеней.

Причем при отстраивании этих схем, обычно, на первом этапе используются сами преподаватели и ВУЗы, в которых они работают. В качестве "негров на плантациях" они трудятся на самым тяжелых работах первого этапа - периода "поднятия целины": подготовка учебных программ, планов, учебно-методических пособий, тестов; разработка аттестационной и лицензионной документации, проектов ведомственных и других нормативно-распорядительных актов; обкатка учебного процесса и выпуск первых групп слушателей и т.д.

На следующем шаге - более приятном этапе "снятия урожая" - сделавшего свое дело "мавра" выкидывают с насиженного места. Рычаги управления полностью переходят к аппаратчику, которого взрастили сами преподаватели и другие эксперты. Не смотря на очевидность этой схемы, тем не менее преподаватели многократно продолжают наступать на те же самые грабли. И причина здесь не столько в наивности последних. Дело в том, что в роли таких "пособников", как правило, выступают не самые лучшие, т.е. не конкурентноспособные педагоги. Поэтому в этом случае у них есть возможность заработать хотя бы на первом этапе, в то время как на открытом рынке у них шансов еще меньше. Впрочем, нечто подобное параллельно происходит, нередко, и внутри самого аппарата лицензирующего органа, где на первом тяжелом этапе используются свои штатные "негры", которых на втором более приятном этапе заменяют уже доверенные и заслуженные с точки зрения руководства коллеги.

Попытки создать подобный порядок при обучении оценщиков тоже проглядываются и отдельные элементы этой схемы уже практически внедрены. Вместе с тем процесс этот с самого начала не заладился у его организаторов и идет гораздо тяжелее, чем было у коллег-смежников. Инициаторы внедрения этого варианта образования связывают свои трудности, главным образом, с неудачно сложившимися обстоятельствами вследствие жестко организованного противодействия им со стороны отдельных лиц. Не отрицая наличия данного субъективного фактора, вместе с тем, надо отметить, что трудности эти отнюдь не временные, а вызывающие их причины носят, в основном, объективный характер. Да и само противодействие объясняется не особенностями психологии отдельных лиц, а имеет вполне понятные объективные причины и источники.

Чтобы понять изложенный выше тезис, надо, прежде всего, научиться отличать обучение независимых оценщиков для целей лицензирования от обучения оценке стоимости имущества для получения знаний в этой сфере. Это две не совсем одинаковые технологии и их организация подчинена разным, порой прямо противоположным, правилам. Внутренних оценщиков, т.е. выполняющих оценку штатных сотрудников для собственных нужд организации, требуется государственному аппарату, предприятиям реального сектора экономики, коммерческим структурам (банкам; инвестиционным, страховым компаниям и т.д.) в десятки раз больше, чем самих независимых оценщиков. Работодателей таких сотрудников интересуют, прежде всего, фактические знания и способность выполнять свои служебные обязанности для внутренних целей, а не формальное соответствие их образовательных документов требованиям лицензирования для независимых оценщиков. Более того, в последнем, в ряде случаев, они могут быть как раз и не заинтересованы. Поэтому такие организации-заказчики образовательных услуг по оценке будут отдавать на рынке предпочтение лучшим по качеству обучения курсам с приемлемыми затратами на них времени и денежных средств. Лучшее в этом отношении, что может предложить сегодня отечественный рынок - это профессиональная переподготовка по сетевой дистанционной форме обучения, т.е. через сеть Интернет. По соотношению цена/качество эта образовательная схема сейчас вне конкуренции. В любом случае окончательный выбор учебного заведения здесь будет за работодателем, а не за лицензирующим органом. Поэтому этот сектор обучения оценке всегда будет подчиняться только рыночным правилам и доминировать на нем будут ВУЗы, предлагающие заказчикам самые конкурентноспособные образовательные программы.

Что касается обучения независимых оценщиков, то этот процесс подчиняется совсем другим правилам. В этом случае обучение является, как уже отмечалось, лишь частью процесса лицензирования. Поэтому здесь для оценочных фирм главным критерием эффективности является не качество знаний, а быстрота и дешевизна получения образовательных документов, соответствующих требованиям лицензирования. Тем более, что оценка как вид предпринимательской деятельности уже существует у нас в стране почти 10 лет и за это время на всевозможных курсах по этой тематике обучили более 20 тыс. человек. Реально же работают сегодня независимыми оценщиками, в основном, в сфере недвижимости и бизнеса не более 3-5 тыс. человек (не считая экспертов автотранспорта, антиквариата и других узкоспециализированных и специфических видов оценки). Поэтому недостатка в уже обученных и даже с опытом работы оценщиках на рынке труда не имеется. Для лицензиата диплом о профессиональной переподготовке по оценке это лишь один из десятка других документов, которые он должен предоставить в лицензирующий орган для получения соответствующей лицензии. Следовательно, он будет искать вариант побыстрее и подешевле. И здесь имеется самый широкий выбор. Во-первых, лиц с дипломами о профессиональной переподготовке по оценке уже обучено около одной тысячи человек в нашей стране. Пару таких дипломов (по бизнесу и недвижимости) вполне достаточно обычной фирме для получения федеральной лицензии. Во-вторых, реально обучают оценщиков не более 7-8 преимущественно столичных ВУЗов (больше для рынка и не надо), а право обучать по согласованным программам получили от Минимущества России уже три десятка учебных заведений, включая даже некоторые и районные филиалы. Многие такие "УМЦ" даже при очень большом своем желании не в состоянии никого обучать по оценке, но некоторые из них вполне смогут выписать подходящий диплом "экстерном", при этом "труд не дорого ценя". Подобных случаев раньше сколько угодно было выявлено и в г. Москве при лицензировании оценщиков, что уж тут требовать от других, тем более от филиалов, расположенных в очень суверенных и/или отдаленных Субъектах Федерации. Поэтому, если Минимуществу России потребуется допустим 6-9 месяцев для того, чтобы отлицензировать первую самую большую волну желающих, то к этому времени, в основном, и завершится все "обучение" оценщиков (по крайней мере, на 70-80%) до следующего трехлетнего цикла перелицензирования. Когда капитаны образования это поймут, то они начнут с новой силой лоббировать схемы продолжения обязательного обучения оценщиков - от ежегодного повышения квалификации до перехода на второе высшее образование со специализацией по оценке (такие разговоры периодически уже давно возникают в кулуарах). Какая-то схема в итоге устоится, скорее всего, на основе повышения квалификации. Однако еще раз подчеркнем, что к обучению и к получению знаний данные схемы имеют лишь формальное отношение, по существу, это часть лицензионной процедуры. Поэтому регулироваться этот процесс будет не рынком, а государственным аппаратом. Кто и как учит и учит ли вообще здесь не будет играть принципиального значения, важнее другое - где проще, дешевле и быстрее.

К сожалению, параллельное непересекающееся существование рынка знаний и рынка дипломов ничего хорошего не сулит, в первую очередь, для самого института независимой оценки. Два раза независимый эксперт учиться вряд ли будет и, конечно, предпочтет знаниям диплом нужного для лицензирования образца. Внутренние оценщики наоборот ориентированы на знания, а не на дипломы. В результате такой практики внутренние оценщики, имея лучшее образование, станут, неизбежно, и более квалифицированными специалистами, чем независимые эксперты-самоучки. Это может серьезно подорвать основы благополучия и самого существования института независимой оценки. Независимый консультант только тогда по-настоящему может быть востребован на рынке, если он как профессионал - лучший из лучших. Если же он этими качествами не обладает, то его единственным преимуществом остается только предоставленное лицензией право делать официальные оценочные заключения. Но вряд ли крупные заказчики, имеющие в своем штате высококвалифицированных внутренних оценщиков, пойдут на эти излишние для себя затраты за такого рода услуги. Скорее всего они будут создавать сами карманные, но формально независимые оценочные фирмы, в которых экспертизу будут делать сотрудники головной компании. Это будет также способствовать появлению недобросовестных оценочных фирм, работающих по демпингу и всегда готовых подписать любое оценочное заключение. Такие примеры на рынке уже есть. Поэтому пока такие факты не превратились в устойчивую тенденцию и не стали массовыми, независимое оценочное сообщество, на самом деле, больше других заинтересовано в том, чтобы рынок знаний и дипломов, по возможности, совмещались в одних и тех же учебных заведениях. Иначе некоторым независимым оценщикам со временем придется перепрофилироваться с оценки пакетов акций крупных компаний на оценку садовых домиков и гаражей-ракушек.

В конечном итоге все желающие лицензии получат, как в свое время в г. Москве, и стоит это для фирмы не так уж и накладно. Но не это волнует больше всего сегодня оценщиков в вопросе построения своих взаимоотношений с государством. Главная проблема - это доступ к заказам, в том числе к государственным, на практическую оценку, например, при приватизации имущества. Однако, российский рынок оценочных услуг во многом по вине этого самого государства остается микроскопическим (около 30 млн. долл. США в год, в том числе доля отечественных консультантов - менее 10 млн. долл. США) и последние три года практически не растет. И вряд ли само лицензирование что-либо здесь кардинально изменит. Для этого требуются решения на самом высшем уровне по ускорению экономических реформ в стране. Пока же государственный аппарат предпочитает регулировать оценщиков, а не оценочную деятельность. А это далеко не одно и тоже.

Необходим комплекс государственных мер, выражаясь официальным языком, по расширению сферы и объема применения независимой оценки как неотъемлемой составляющей рыночного механизма экономики. Индикатором реального, а не имитационного подхода к проведению экономических реформ на макроуровне должно стать увеличение объема оценочных услуг, по крайней мере, на порядок. Без этого, в том числе, шага никакие дальнейшие рыночные реформы и экономический рост в стране не возможны.