Комментарий ValNet.ru к статье "Торг неуместен"("Ведомости" от 3.06.2002 г.)

Данная статья в этой популярной деловой газете анализирует Методику определения нормативной цены приватизируемых государственных и муниципальных предприятий, разработанную Минимуществом России. Заключение редакции "Ведомостей" - отрицательное.

По мнению редакции указанная Методика не позволяет достоверно на уровне рыночной стоимости определить оптимальную цену реализации доли государства в капитале предприятий. В 40% случаев по расчетам РФФИ, на которые дается ссылка в указанной статье, нормативная цена превышает рыночную стоимость при приватизации федерального имущества. С другой стороны, эта же методика по мнению "Ведомостей" может и существенно занижать нормативную цену по сравнению с рыночной стоимостью. Что и было продемонстрировано в статье на примере нефтяных компаний.

С этими доводами в принципе можно согласиться. Действительно, величина рыночной стоимости должна определяться только экспертным методом. Цены складываются на рынке, а эксперт на основе этой информации дает заключение о рыночной стоимости имущества. Участие эксперта в определении стоимости ограничивается обработкой исходной информации с рынка. Производится это в соответствии со стандартами оценки. Но применяются они из-за сложности процесса ценообразования не по одному шаблону, а многовариантно с учетом конкретной ситуации. Собственно для анализа и учета этой ситуации и нужен эксперт. Поэтому замена рыночной информации на данные бухгалтерского учета, а экспертной оценки на нормативную по единому алгоритму неизбежно приведут к отклонению нормативной цены от величины рыночной стоимости, как в ту так и в другую сторону. Вместе с тем нормативная цена все-таки дает приблизительное, хотя и усредненное представление о денежной ценности имущества. И, безусловно, она может служить стоимостным ориентиром при условии того, что это достаточно качественная методика, а порядок использования результатов расчетов по ней будет ограничен четко регламентированной процедурой.

Поэтому поднятая в статье проблема является не столько методической сколько организационной, направленной на упорядочение процедуры принятия решения о цене продажи приватизируемого имущества. При всей значимости обоснованности тех или иных алгоритмов Методики важнее не то как рассчитывается нормативная цена, а то как она учитывается в процессе принятия решения о цене продажи госсобственности. И здесь возможны трактовки и варианты.

Хотя формально вводится данная мера вроде для того, чтобы поставить заслон заказным оценкам, на самом деле, это больше касается упорядочения работы аппарата ведомств, чем самих оценщиков. Сейчас оценщик при приватизации имущества дает и так фактически только рекомендацию о цене продажи, а решение принимают Межведомственные комиссии и аппараты органов госуправления. Никто не мешает последним увеличить предложенную оценщиком стоимость хоть в 10 раз. И такое на практике бывало, в том числе в ряде случаев совершенно необоснованно. В результате многие объекты годами не приватизируются. Причем в отличие от оценщиков Межведомственная комиссия даже и не должна никому ничего обосновывать, достаточно согласованного мнения ее членов.

Поэтому, на наш взгляд, было бы целесообразным, чтобы рассчитанная независимым оценщиком рыночная стоимость принималась без изменения для реализации имущества в том случае, если она превышает нормативную цену. Вариант, когда цена продажи в соответствии с установленной рыночной стоимостью может быть ниже нормативной цены, тоже, по нашему мнению, должен быть предусмотрен процедурой. Логично, чтобы в таком случае Межведоственная комиссия заслушивала доводы оценщика и принимала решение о том согласиться с оценочным заключением или продать госимущество по нормативной цене. Право такого выбора должно быть прерогативой соответствующих органов государственного и муниципального управления.

Такая схема, как нам представляется, позволила бы снять многие вопросы, обоснованно поставленные редакцией газеты "Ведомости" в анализируемой статье. Это также будет способствовать лучшему достижению экономических интересов государства при соблюдении законодательства о приватизации и об оценке. При этом процедура установления цены продажи стала бы более прозрачной и предсказуемой, а полномочия и ответственность всех участников этого процесса были бы четко регламентированы. В противном случае изложенные в статье сценарии развития событий не исключены.


Торг не уместен
Чиновники хотят продавать госсобственность по госценам

 

В ближайшие дни Михаил Касьянов утвердит правила расчета нормативной цены приватизируемого имущества. Ниже этой планки, рассчитанной чиновниками, государство не уступит свои активы никому. Желая таким способом застраховаться от коррупции и выручить побольше за собственность, правительство рискует столкнуться с отсутствием покупателей.

Исполнительную власть всегда упрекали за то, что она продает госсобственность "своим" и за бесценок. Стремясь обезоружить критиков, Минимущество разработало правила определения нормативной цены государственного и муниципального имущества, подлежащего приватизации. Проект соответствующего постановления дожидается подписи премьера, а до того полгода курсировал между ведомством Фарита Газизуллина и аппаратом Белого дома.

Чтобы не продешевить, чиновники попытались подтянуть нормативную цену к рыночной, вооружившись методиками профессиональных оценщиков недвижимости. Сначала на основе балансовой стоимости предприятия вычисляется нормативная цена. Дальше она корректируется с учетом чистой прибыли за три года, итогов предшествующих продаж госпакетов, биржевых котировок и чистых активов предприятия. Вводится так называемый коэффициент контроля, который отражает степень влияния собственника на решения АО. Если у государства от 75% до 100% акций, то нормативная цена умножается на единицу, от 50% плюс одна акция до 75% плюс одна акция - 0,9, от 25% плюс одна акция до 50% - 0,8, от 10% до 25% - 0,7, менее 10% -0,6. Чиновнику остается только подставить в формулу заданные параметры и окончательно определить нормативную цену.

В правительстве признают, что подход Минимущества грубоват: профессиональные оценщики, выводя рыночную стоимость, учитывают особенности каждого конкретного предприятия. "Но это единственный способ силами чиновников определить минимальную стоимость большого массива собственности, избежав при этом коррупции", - уверяет чиновник из Белого дома. А глава компании "Ваш финансовый попечитель" Василий Бойко считает, что чиновники мыслят в правильном направлении: "Нельзя, чтобы госсобственность распродавалась по дешевке".

Зато самим оценщикам не нравится главный принцип, предложенный Минимуществом. Рекомендуя правительственному продавцу - РФФИ - оптимальную цену продажи, они не смогут опускать ее ниже нормативной. "Зачем тогда оценщики? - недоумевает исполнительный директор Российской коллегии оценщиков Александр Буров. - Инвестор никогда не понесет деньги на аукцион, узнав, что цена государства выше рынка". Глава думского комитета по экономической политике Григорий Томчин тоже не скрывает своего раздражения: "Рынок не подчиняется [Михаилу] Касьянову и [главе МИ Фариту] Газизуллину. Пока они соберутся продать предприятие, пройдут месяцы, и нормативная цена может оторваться от реальности".

Потенциальные участники приватизационных аукционов тоже находят нынешнюю инициативу правительства "странной". "Вовлечение независимых оценщиков позволяет создать более или менее сбалансированную цену, а когда Минимущество само выступает главным оценщиком активов, которые оно продает, это может привести к многочисленным конфликтам", - сказал "Ведомостям" пожелавший остаться неназванным представитель одной из крупнейших нефтяных компаний.

В РФФИ, кстати, наложили механизм, предложенный чиновниками Минимущества, на уже проведенные в 2001 г. продажи. "При стартовой цене, равной нормативной, мы не смогли бы реализовать более 40% от общего объема [проданного имущества]", - говорит зампред РФФИ Дмитрий Мазепин. Причем труднее всего было бы продать мелкие активы. Это означает, что 9000 ГУПов, которые правительство обещало распродать за три-четыре года, так и останутся в госсобственности, а структурная перестройка экономики будет глохнуть, сокрушается Томчин.

Александр Беккер
Ведомости


Все по правилам
Правительство решило внести мягкие ограничения на наглость подкупленных оценщиков.

 

Чиновники зачем-то придумали собственную методику оценки приватизируемых компаний. Пользоваться ею может любой школьник, умеющий считать в столбик. Путем несложных вычислений выводится, по словам авторов идеи, цена отсечения, меньше которой государство за свое имущество брать не будет.

По мнению авторов оценочной методики, она поможет бороться с коррупцией: мол, претендентам на собственность не будет смысла договариваться с независимым оценщиком, чтобы тот назвал низкую стоимость этой собственности и таким образом сбил стартовую цену продажи. На деле смысл все равно будет: просто на наглость подкупленных оценщиков вводятся довольно мягкие ограничения.

По правительственной методике (пока, кстати, не утвержденной) мы подсчитали "нормативную цену" 19,68% акций "Славнефти", которые будут продаваться в этом году. Получилось $118,5 млн. То есть за всю компанию - $592,68 млн. Или $846,68 млн., если разделить последнюю сумму на коэффициент 0,7 (за 100%-ный контроль).

"Славнефть" в 2000 г. добыла 12,3 млн. т нефти, а другая государственная нефтяная компания. "ОНАКО", - 7,3 млн. т. Как раз в конце 2000 г. "OНAКО" приватизировали - ТНК заплатила за 85% ее акций $1,08 млрд. Выходит, нормативная цена "Славнефти", гораздо более желанной для инвесторов, чем небольшая "ОНАКО", значительно ниже реальной. Это и неудивительно, ведь в основе расчетов - российская отчетность компаний, которая для инвесторов мало что значит, а используется в основном как инструмент налоговой оптимизации. Именно для глаз налоговиков предназначены, например, вечно заниженные объемы прибыли.

Спрашивается, зачем нужна такая оценка? Чтобы не было соблазна продать еще дешевле? Но приватизационные ведомства в последние годы и так стараются сбыть крупные компании подороже. Скандалы никому не нужны.

Видимо, оценочная методика призвана побороть коррупцию при продаже более мелких и менее привлекательных компаний, чем та же "Славнефть", Эги мелкие компании, если верить чиновникам РФФИ, по госметодике получаются дороже, чем на самом деле. И продать их становится гораздо труднее. Хотя многие из них следовало бы раздавать даром, чтобы хоть кто-нибудь попытался заставить их работать.

В конечном счете новая методика позволит выполнить единственную задачу: она снимет с чиновников ответственность за неудачи при продаже госсобственности. Скажем, участники конкурса договорились с оценщиком, чтобы он признал нормативную цену правильной, а потом сговорились между собой - и вот какая-нибудь нефтяная компания уходит по той самой нормативной цепе. Но никто не виноват: все сделано по правилам. Или не могут РФФИ с Минимуществом продать какой-нибудь завалящий ГУП - ничего не поделаешь, так уж пришлось его оценить.

Наверное, когда-нибудь мы дождемся от правительства и таких новаций, которые повысят ответственность бюрократов за проделанную работу. А пока удачной им сдачи экзамена по математике за третий класс.

Ведомости